Как живут тибетские монахи (ФОТО)

Монахи, живущие в тибетских монастырях ведут замкнутый и достаточно размеренный образ судьбы. Такое чувство , что живешь в другом мире. Не считая молитв нереально услышать ни одного лишнего слова.

Возможно израсходовать часы на беседу с монахом , наряду с этим он будет пристально слушать собеседника, но не скажет ни одного слова. Согласно точки зрения монахов мир суетен и добиться понимания высшего смысла возможно только терпением. А человек нетерпеливый, желающий знать все и сходу, не хорош обладать высшим знанием.

Весьма сложно поболтать с тибетскими монахами о несложных повседневных вещах.

Лишь пришедшему для знания, для совершенствования собственной души будут открыты тайны Тибета.

Сообщение с внешним миром появляется лишь тогда, кода в монастырь приходит караван с продовольствием.

Никаких вторых средств общения с внешним миром у монахов нет. Сутки начинается с молитвы и ей же заканчивается. Между молитвами монахи делают нужную для существования монастыря работу и предаются медитациям, другими словами уходу в астрал.

Об отшельниках монахи неизменно говорят с уважением.

Монах, избравший путь отшельника уже при жизни считается подобием святого. Об отшельниках тибетские монахи говорят мало и нехотя, поскольку это есть одной из самых сокровенных тайн.

Не каждый может стать монахом одного из тибетских храмов, тут не играет роли социальное положение. Кроме одежды, миски и одеяла у монаха нет ничего.

И не существует ни посвящения в отшельники, ни особых параметров отбора для того, кто решил стать отшельником. Легко в один раз к настоятелю храма приходит один из послушников и говорит, что желает стать отшельником. Слово у монахов имеет ту же силу, что и идея, потому, что помыслы монахов открыты друг другу.

Отшельников условно возможно поделить на два типа, любой из которых есть сугубо личным методом ищущего просветления. Данный путь выбирает не сам человек, а его верховная сущность, душа.

Она выбирает не самый маленький, а самый оптимальный путь к познанию. Часть отшельников удаляется в пещеры , которых в Тибете существует довольно много. Эта категория отшельников не дает обет молчания. Они общаются с приходящими.

Простые люди относятся к монахам , а тем более, к отшельникам, с уважением.

Еда для отшельника доставляется безвозмездно. Более того, довольно часто караваны намерено прокладывают путь так, дабы попасть к отшельнику. Встреча с ним дарует не только безопасность на горных тропах, где всегда случаются обвалы, но и приносит мудрость.

Потому что в каждом его слове имеется частичка просветления. А попусту отшельники слов не тратят.

Но самым жёстким опробованием для духа и тела есть второй тип отшельничества.

Монах , избравший его, добровольно разрешает себя замуровать в маленькой хижине, лишив не только общения, но и свежего воздуха и солнечного света. Обет молчания навечно закрывает уста избранного и лишь немногословный страж приносить пищу в узкое отверстие в стенке.

Решивший добровольно заточить себя , обязан сказать об этом настоятелю храма. Затем будущий отшельник из монахов выбирает себе стража, человека, от которого будет в последующем зависеть его жизнь. В древние времена страж и отшельник сами строили хижину.

Затем в одну из помещений заходил отшельник, а страж закладывал ее камнями, оставляя только маленькое отверстие чтобы передавать ему еду и воду.

Происходит это раз в неделю. Пища самая несложная – на 7 дней миска тцампы и кружка воды.

Происходит это раз в неделю. И больше ничего! Воздушное пространство в помещении обновляется всего лишь один раз в неделю. Так что отшельник кроме холода и голода испытывает постоянную дефицит кислорода. Ууходят в пещеру и забирают естественные консерванты, можжевеловые шишки и т.п

Согласно точки зрения цивилизованного человека, подобное истязание плоти безжалостно и не имеет возможности нести никаких духовных сокровищ. Но тибетские монахи вычисляют – чем больше страдает плоть, тем посильнее становиться дух.

Отшельник, «отключенный» от окружающего мира, начинает видеть его по-иному. Его зрение отбирает темнота, но обостряется слух. Со временем он начинает слышать, как бежит кровь по венам, а звук отодвигаемого кирпича в стенке становиться похожим на звук камнепада.

Мускулы неспешно атрофируются, и единственное, на что остается способен монах , это подойти и забрать порцию еды. Недочёт кислорода погружает его в состояние транса и неспешно он обретает духовную свободу, для которой принял необязательное заточение.

Человек вправе выбирать собственный жизненный путь, потому, что душа не имеет возможности пребывать в заточении. Все отечественные действия – это всего лишь попытки души реализовать себя через временное тело. Что же происходит с душой, в то время, когда тело заточено в необязательной неволе?

Жизнь еще теплиться в человеке, но для других он уже мертв. И тогда душа, не в силах стерпеть одиночества, вырывается на свободу. Тибетские монахи уверены в том, что только так, сохраняя физическое существование на грани смерти, возможно разрешить душе путешествовать, возвращаясь чтобы раз в неделю оказать помощь материальной оболочке существовать и дальше.

Настоятели тибетских монастырей не скрывают, что общаются с душами отшельников. Это подтверждает и тот факт, что в обители с необычной точностью определят о смерти отшельника и отправляют монахов для совершения обряда.

хижина и Обитель расположены на большом растоянии друг от друга и потому определить о смерти ее хозяина возможно только в тот момент, в то время, когда душа приходит проститься. Для тибетских монахов это стало частью настоящей жизни .И только у нас это приводит к удивлению. Страж вместе с монахами разбирает кладку и извлекает тело отшельника. Тело погибшего расчленяют и оставляют грифам,т.к. местность Тибета камениста и исходя из этого похоронить в почве не представляется вероятным.

Дрова же через чур полезны для живых, дабы их тратить на мертвых.

Но перед тем, как его тело сожрут голодные стервятники, отшельник успевает очень многое: незримо обойдя Тибет, устремляется дальше. Перед высвобожденной душой раскрывается вся Почва. В считанные мгновения душа перемещается между континентами.. Душа отшельника обретает громадную свободу.

Считается, что смерть для заточенного не есть мучительным и ужасным переходом, как для большинства смертных. Так как по сути дела сам отшельник в далеком прошлом уже мертв и только забота о временном теле заставляет его возвращаться в замурованную помещение. Так , душа выясняется более подготовленной для мира иного, тем самым избавив себя от более ужасных духовный страданий.

Да, Тибет хранит множество собственных тайн и загадок. Они нескончаемы…

А также самым терпеливым искателям раскрывается только малая часть непознанного.

О чем же столько столетий молчат посвященные, какие конкретно знания защищают тибетские монахи ?

kak-zhivut-tibetskie-monachi-foto.html#sigProId5a31семь дней660b8